Get Adobe Flash player

С начала цифровой эпохи масс-медиа в 90-х годах прошлого века система средств массовой информации претерпела значительные изменения [9, с. 206]. Изменились не только техника и технология, но и принципы подготовки конечного продукта (выпуска газеты или журнала, теле- или радиопередачи), а самое главное, изменилось отношение к нему со стороны "потребителя": читателя, зрителя, слушателя. Если в доцифровую эпоху масс-медиа были чем-то незыблемым и априори имели высокое художественное качество (это касается, прежде всего, центральных каналов развитых стран), то сейчас это часто совершенно не так. Появление Интернета, а с ним и огромного количества сетевых СМИ, информационных и развлекательных сайтов, блогов, влогов и соцсетей, фактически "отодвинуло" традиционные газету, радио и телевидение на второй план. Пользователь волен выбрать то, что ему приглянулось в данный момент. И не важно, какого качества и культурного уровня будет этот ресурс, так как последствия выбора целиком возлагаются на самого человека за компьютером или с планшетом в руках.

Радиовещание, неуклонно теряя слушателей, стремится идти в ногу со временем: вопреки своему названию (которое предполагает передачу звуковой информации), на сайтах радиостанций появляется даже видеокартинка из студии, радио пытаются "визуализировать", чтобы ещё более "приблизить" радиоведущих к слушателю. Сложности, возникающие при этом подспудно: визуализация рекламы, песен или элементов джингл-пакета (заставок, отбивок и пр.), требуют многих затратных технических решений, практически уравнивающих радиовещание с телевидением с экономической стороны. И не факт, что потенциальное увеличение аудитории сможет окупить эти вложения (профессиональное компьютерное видеооборудование, тем более работающее в автоматическом режиме, сильно увеличивает стоимость радиостудии).

Кардинально изменились принципы звукозаписи и выдачи звука в эфир (компьютерная автоматизация процессов), кроме визуализации появились и другие мультимедийные нововведения. Например, это потоковые дубли радиоволн, облачные технологии, постоянная связь со слушателями с помощью многочисленных сетевых ресурсов и мобильных устройств, а не только по телефону, как было раньше. Широко практикуется даже нелинейный эфир, при котором для воспроизведения файлов, хранящихся в удалённых базах данных, используется Интернет. Несмотря на все эти, в общем, технические изменения, основные принципы построения линейного (в том числе "потокового") радиоэфира практически не меняются уже много лет и успешно применяются до сих пор. Сконструированная заранее последовательность отдельных элементов, их сочетаний (от отбивки до часовой передачи, от информационного выпуска до радиомарафона, от хит-парада до концертной трансляции) и их качество определяют главное: будет ли радио интересно слушателю, захочет ли он и завтра настроиться на ту же волну или запустить онлайн-трансляцию на сайте, станет ли он с нетерпением ждать время выхода конкретной программы?

Устоявшиеся принципы структурирования эфира работают потому, что восприятие инертно, у него есть своя логика, подтверждённая человеческими аффектами. Часто напряжение звуковой фактуры сменяется её разрежением (условно: чередование "консонанс" — "диссонанс"), иначе радио будет трудно слушать. При этом слушателей раздражает как слащавый без интриги "консонанс", так и бесконечные агрессивные "диссонансы". Можно сказать, что процесс программирования представляет собой выверенное драматургическое структурирование линейного эфира радиостанции, нацеленного на эффективное воздействие на слушателя. Важным здесь является и создание правильной динамики в расположении звуковых (речевых, музыкальных, шумовых) слоёв. При этом элементы скрепляются чаще всего горизонтально (последовательность, "нарезка" множества мелких элементов, например, джинглов, отбивок, межпрограммных рубрик, песен), чем вертикально (одновременно шумы/музыка/речь, свойственно для крупных "режиссёрских" форм, например, таких, как прямая музыкальная трансляция). Горизонтальное программирование, конечно, проще в исполнении, и оно больше отвечает требованиям современного клипового мышления (максимально, что мы можем здесь услышать "вертикального", — музыкальную подложку под речью ведущего или заранее записанные рекламные ролики и джинглы). Благодаря "клиповому" горизонтальному программированию эфир стал более "рваным", динамичным, резким, мозаичным, часто чередующим мелкие элементы.

Программирование необходимо для функционирования радиовещания любого типа, как узкоформатного, так и широкоформатного, как сугубо разговорного, информационного радио, без использования музыкальных произведений, так и разговорно-музыкального радио, где основными содержательными элементами являются музыкальные произведения. Прежде всего, надо определиться, что мы подразумеваем под понятием "музыкальное радио". На наш взгляд, это одна из разновидностей вещания, тематика которого так или иначе связана с музыкальным искусством (это может быть как сама музыка, так и рассказы о ней в различных сочетаниях, тематические комментарии, интервью и др.), с трансляцией музыкальных произведений (передачей на расстояние звуковой картинки события или заранее записанного материала).

Ситуация, сложившаяся за последние 20 лет, к сожалению, привела к однобокости понимания данного явления: за музыкальное радио сейчас повсеместно принимаются только радиостанции, в эфире которых звучат песни (иногда с короткими выпусками новостей). При этом весь жанровый потенциал музыкального радиовещания и музыкальной радиожурналистики, наработанный и испытанный, начиная с 20-х годов XX века, сводится к простой последовательности музыкальных номеров (песен), фактически, к аудиоплееру, обслуживаемому отвлечёнными комментариями ди-джея [3; 5].

В среде менеджеров песенных радиостанций всерьёз ведутся споры, проводятся исследования и конференции, какая последовательность этих музыкальных номеров более слушаема и, соответственно, лучше продаваема. При этом они руководствуются исключительно принципом конкуренции на рынке и возможностью размещения большего количества рекламы. Ни о каком творчестве, радиоискусстве речи здесь не идёт. Многие "гуру" отмечают, что для завоевания популярности у слушателей достаточно всего лишь правильно расположить песни и джинглы в эфире. И если последовательность "первая, вторая, джингл, третья" не привела к желаемому результату, то достаточно исправить её, и новая последовательность "вторая, джингл, первая, третья" совершенно точно "взорвёт эфир", а целевая (гендерная и возрастная) аудитория сразу вырастет на 20 процентов (цифру можно подставить любую, в зависимости от стоимости такого "гуру") [1; 2].

Как ни парадоксально, но на сегодня лучшей последовательностью песен будет та, которая выстроена в персональном мобильном устройстве (или компьютере) самого пользователя (в отличие от драматургически структурированного радиовещания). Доступ в Сеть дал возможность каждому создавать по своим предпочтениям собственную фонотеку, умещающуюся на ладони и ограниченную только количеством гигабайт на диске, флешке или карте памяти. Количество файлов в такой личной фонотеке легко может превышать тысячу, а это уже практически база небольшой радиостанции! И возникает естественный вопрос: что будет слушать, к примеру, в машине или в фитнесс-клубе среднестатистический человек? Радио с плохо или не о том говорящими ди-джеями и странной "форматной" ротацией или же собственный бесконечный плей-лист из любимых треков без сомнительного конферанса и, что самое главное, без навязчивой рекламы? Ответ очевиден, и он отнюдь не в пользу современных вещателей.

И коль скоро песни мы давно уже можем послушать сами без помощи "менеджеров-программистов", то значит, от современного музыкального радиоэфира мы ждём чего-то большего. Например, интересного, эрудированного ведущего (а не беспрерывно болтающего "клоуна"), интересную последовательность передач (заметим, различных жанров, а не только песен с комментариями, интервью и бесед), интересную проверенную информацию, которая "запустит" наше воображение1.

1 Радио возбуждает фантазию, стимулирует чувства и тем самым даёт работу и мышлению, и неосознанным эмоциям. Иначе говоря, оно помогает человеку выйти из той эмоциональной "стабильности", в которую приводят его бесконечно повторяющиеся, постоянно дублирующие друг друга служебные, рабочие и бытовые обстоятельства, условия среды, регламентирующие развитие личности [7, с. 106].

Кто и, главное, на каком основании определил, что в музыкальном эфире не должно быть, к примеру, шумов? И почему объявки, слоганы и джинглы должны быть прочитаны обязательно "медийными", давящимися в низком диапазоне, голосами из телерекламы подгузников? Я намеренно не употребляю здесь слово "формат", которое сегодня предполагает весьма надуманные разделения на разговорно-музыкальное и музыкально-разговорное, а также на информационно-музыкальное и музыкально-информационное радио (с процентами и даже точным указанием пола, возраста и рода деятельности слушателей, разные AC, CHR, AOR и пр.). Чаще это голословные утверждения, взятые российскими авторами, вероятно, из северо-американского обихода. И хотя ими упоминаются некие "исследования", но ни одной ссылки на первоисточник, к сожалению, не указывается. Фразы "принято разделять", "существует мнение" или "по легенде" — типичны и упорно кочуют из одной учебной книжки в другую [2; 7; 8].

Проблема состоит в том, что в США во второй половине прошлого века и начале нынешнего большинство мелких (в пределах одного района, провинциального городка, пляжа, кампуса), чаще всего студенческих радиостанций, действительно, подпадали под точные определения "формата", и там, действительно, можно было просчитать точный возраст аудитории и её гендерный состав, благо количество слушателей было сильно ограничено, а их возраст и, соответственно, музыкальные вкусы легко предсказуемы. В современных реалиях подобный бездумный перенос видов и типов привёл к тому, что, например, в России даже крупные радиосети, вещающие через спутник на самые отдалённые регионы страны, фактически полностью копируют стиль и "формат" какого-нибудь радио одного из пляжей Флориды или университета Калифорнии. То есть размах огромный, а медиа-мышление втиснуто в узкие рамки отдельно взятого пляжа или кампуса.

В середине XX века коммерческое музыкальное радио восполняло для слушателей дефицит грамзаписей, которые многие не могли себе позволить иметь в домашних условиях. Радио было необходимым художественно-информационным источником [6]. В то время телевидение (которое затем "забрало" у радиостанций трансляцию музыкальных событий и сделало её более наглядной) не могло просто так передавать эти записи, потому что видеоряда для них ещё попросту не существовало, и надо было непосредственно приглашать в телестудию живого музыканта-солиста, группу, оркестр. Эпоха видеоклипов наступила позже, только в 1970-80 годы. Поэтому грамзаписи в радиоэфире повлекли за собой возникновение радиостанций "плеерного" типа. Ярчайшим примером тому может служить сверхпопулярное в 1960-х годах британское Radio Caroline, которое "пиратски" вещало с судна, находившегося вне территориальных вод Великобритании.

В наше время, как мы уже говорили, эта формула работать перестала. Музыкальных радиостанций много, различать их стало решительно невозможно, потому что они играют одинаковые записи, а всё "программирование" заключается в бесконечном перемещении "из пустого в порожнее", из конца списка в начало. Музыкальное радио не может, как раньше, просто воспроизводить уже изданные звукозаписи, у него должен быть свой уникальный контент, своё собственное производство, иначе аудитория будет потеряна. Оно должно хоть немного выполнять, помимо развлекательной, ещё и другую свою культурно-просветительскую функцию — эстетическую [7, с. 122]. И "визуализация", кстати, здесь не является панацеей, потому что только одним показом почёсывающихся ведущих ситуация не исправится.

Например, по-новому развивается сетевое музыкальное "Своё радио" (студия находится в Москве), имея по сравнению с эфирными коллегами весьма скромные дотации. Свой контент они производят сами, приглашая в студию неизвестных исполнителей, которые знакомят слушателей со своим творчеством вживую и в записи. В этом случае, пресловутая визуализация радиостудии становится полностью оправданной: во время "живого" эфира (программа так и называется "Живые") слушатели видят играющих и поющих музыкантов, точно так, как это было на заре музыкального телевидения. Хотя для программирования на "Своём радио" и используются точно такие же инструменты, как и у "дорогих" FM-станций, — подходы совершенно разные. Одни вещатели идут по наклонной, по инерции транслируя череду песен в записи, другие в это же время реально пытаются менять радио, возвращая ему функции производителя собственного музыкального контента.

Практическое заполнение сетки вещания сегодня сильно изменилось с точки зрения техники. Во времена Всесоюзного радио (когда существовала плёночная технология магнитной записи и до неё) структурированием эфира занималась целая Главная дирекция программ. Для каждого канала (программы) готовилось расписание выходов передач, музыки, объявлений и трансляций, которое потом тщательно выполнялось множеством специалистов: дикторов, музыкальных редакторов, эфирных операторов и режиссёров. На центральных каналах вещательных корпораций США и Европы (NBC, BBC и др.) дело обстояло точно так же. А вот на многочисленных мелких коммерческих музыкальных радиостанциях, за неимением достаточного количества вещательного журналистского материала ("качественного контента", как сейчас принято говорить) и компетентных сотрудников, применялся элементарный принцип песенной ротации, когда стали составлять карточки на каждую песню, а потом перетасовывали картотеку различным образом, предоставляя новым и оплаченным звукозаписывающими компаниями песням большее количество выходов (так называемый и широко пропагандируемый ныне в России Top 402).

2 Подробнее об "изобретении" формата Top 40 и про миф о Тодде Сторце и Билле Стюарте, широко распространяемый сейчас на факультетах журналистики по всей нашей стране, можно прочитать в научной рецензии "Эфирные тайны": десять лет спустя" [3].

Технически программирование любого типа радиоэфира в наши дни осуществляется при помощи специального компьютерного программного обеспечения (наиболее известны в профессиональной среде SYNADYN Media Software компании "Дигитон Системс", Digispot II компании "Трактъ" — Россия, Dalet одноимённой французской компании и другие). Оно даёт возможность не только составлять плей-листы, но и обеспечивать бесперебойное отказоустойчивое автоматизированное (и даже полностью автоматическое) вещание. Такие программы называются комплексами, потому что имеют модульную структуру, выстраиваемую исходя из нужд конкретного заказчика. Они позволяют провести весь "комплекс" операций, необходимых для функционирования современной цифровой радиостанции: от журналистской задумки, написания текстов, звукозаписи, чернового речевого монтажа, — до музыкальной ротации, учёта рекламы, полноценного сведения готовой передачи, постановки в расписание, а затем выдачи её в эфир. Гибкость и удобство программных радиовещательных комплексов дают неограниченные творческие возможности для думающего программного директора, музыкального редактора, режиссёра. И не удивительно, что большинство "плеерных" радиостанций использует эти возможности далеко не полностью.

Принципиально программное обеспечение для радиовещания у разных производителей отличается мало, но у каждого, естественно, есть свои особенности интерфейса пользователя, удобства оперативного вмешательства в процесс вёрстки и вещания, доступа к настройкам. Приведём в пример комплекс Digispot II санкт-петербургской компании "Трактъ", в радийных кругах больше известного под названием "Джинн" (хотя это не совсем верно — так называется основной модуль комплекса). Перед вами типичное окно программы, разделённое на две части. Это фрагмент Расписания "Радио Культура" (г. Москва):

Digispot II: окно Расписания

Комплекс оперирует как универсальными известными среди работников радио терминами, такими как "сетка", "клок", "правило ротации", так и собственной терминологией — "блок", "расписание", "шаблон", "сюжет" и др. В каждой из частей окна находятся вкладки, позволяющие быстро переключиться на тот или иной встроенный модуль. Для примера здесь показан почти полный набор вкладок, использовавшийся при программировании московского информационного радио "Сити-FM" (отметим, что программирование музыкальной и информационной радиостанций сегодня во многом аналогичны):

Digispot II: Вкладки

Каждое рабочее место содержит лишь те модули, которые необходимы для работы конкретного сотрудника. Например, для редактора информации или ведущего наличие вкладки ротатора МАГ совершенно излишне, а вот доступ к информагентствам, Ленте диктора и Расписанию (в Digispot II так называется плей-лист) просто необходимо. Таким образом, нетрудно догадаться о минимальном наборе модулей и вкладок, которые используются для программирования музыкального эфира: это Расписание, МАГ (ротатор), БД (База Данных).

Все звуковые и текстовые файлы хранятся в Базе Данных, куда помещаются по типу (Музыка, Реклама, Передачи, Новости, Джинглы), и откуда доступны на каждом рабочем месте для каждого сотрудника, соответственно его уровню доступа. Это сделано для того, чтобы музыкальный редактор не смог случайно изменить или удалить рекламный ролик, а ведущий — музыкальные файлы. Естественно, самый высокий уровень доступа имеет администратор комплекса, на крупных радиостанциях часто им является программный директор (директор эфира) или главный выпускающий, а на небольших станциях эту роль с успехом выполняет музыкальный редактор. На фото — открыта одна из категорий классической музыки Базы Данных "Радио Культура":

Digispot II: БД

Программирование музыкального радио не обходится без специализированной программы-ротатора, которая помогает автоматизировать и максимально защитить от ошибок вёрстку музыкальных блоков (практически единственный тип блоков, использующийся ныне на музыкальных радиоканалах). Самые известные внешние ротаторы PowerGold от компании Micropower Corporation и Selector от RCS (США) работают с информацией о файлах, то есть "ротируют" названия. В результате получается текстовый или табличный файл, который затем специально загружается в вещательный комплекс, чтобы списку названий стал сопоставлен конкретный набор звуковых файлов, и в конечном итоге, чтобы сформировался плей-лист, подготовленный непосредственно для вещания. Понятно, что две разных базы данных (ротатора и вещательного комплекса) должны при этом быть полностью идентичными, у элементов с одинаковым названием должны совпадать ID (идентификаторы), иначе после добавления новых звуковых файлов результат ротации будет, в лучшем случае, неактуальным.

Digispot II: МАГ

В Digispot II для этой цели разработан достаточно простой и функциональный встроенный модуль МАГ (музыкальный автогенератор), который оперирует только теми звуковыми файлами, которые есть в БД. Это очень удобно и избавляет от лишней работы. И хотя возможности МАГа не такие гибкие, как у его американских "братьев", он позволяет сделать вполне качественную ротацию.

От чего зависит качество ротации? Целиком и полностью от профессионализма и опыта музыкального редактора или программного директора, от того, какие музыкальные произведения были ими отобраны, как они описаны в БД, как составлены "клоки" (вещательные часы), какое количество элементов находится в той или иной папке, из которой осуществляется ротация, какие правила установлены для ротации. Иногда можно слышать странное мнение, что программа-ротатор плохо ротирует элементы, но ведь компьютер не может делать это хорошо или плохо, так как любые правила ему всё равно задаёт человек.

Каждое правило ротации устанавливается для категории (папки) и даёт ротатору понимание как именно производить подбор файлов. Например, правило "Мин. интервал относительно позиции в предыдущем дне", установленное на время 2 часа, исключит попадание элемента из данной категории в тот же час, в котором он стоял вчера. А правило "Минимальный интервал между одинаковым исполнителем", как ясно из названия, задаст программе соответствующий временной промежуток при условии правильного заполнения свойств каждого музыкального произведения: так, Иван Сидоров, И. Сидоров и Сидоров Иван для программы-ротатора — три разных исполнителя. Кстати, ротатор полезен не только для подбора песен. Он подходит для расстановки в программное расписание межпрограммок или джинглов.

Digispot II: Правило ротации

То есть, всё, что раньше делалось руками многих сотрудников радио (перебирающих "по легенде" карточки с названиями песен, составляющих графики трансляций, перемещающих между аппаратными тысячи километров плёнки), теперь с успехом выполняет компьютер. Но, несмотря на это, само структурирование, принцип программирования линейного эфира остался таким же, как и много лет назад. Всё так же используется деление суток на временные отрезки (утро, день, вечер, ночь), внутри которых выделяется вещательный час (на американский манер его называют "клок"). Последний, в свою очередь, разделяется на сегменты, хронометражем обычно по 15-30 (реже по 20-40) минут. Исполнение сетки вещания от начала одного сегмента до начала другого всё так же называют "эфирным шагом".

Однако напрямую сравнивать планирование передач, например, Всесоюзного радио и программирование расписания вещания какой-нибудь современной радиостанции (причём не важно, бюджетной или коммерческой) будет не совсем корректно. Раньше мыслили отдельными передачами в пределах эфирного шага (беседа об искусстве, радиоперекличка, музыкальная трансляция, музыкальный радиотеатр), сейчас мыслят элементами в пределах сегмента (джингл, песня, рекламный ролик, прогноз погоды, афиша). Даже бессмертный жанр концерта по заявкам ныне строго вписывается в общую ротацию. Например, "Своё радио" недавно проводило акцию, когда за символическую плату любой слушатель мог "спланировать" порядок песен в эфире. Но выбирать их он мог исключительно из списка ротации, заранее подготовленного программным директором. Раньше радиоканалу было вполне достаточно иметь позывные и музыкальные заставки отдельных передач, часто мелодически никак не связанные с позывными. Сегодня программирование стало более дробным, деление дошло до элементарного уровня, темп вещания ускорился, многократно возросло количество радиостанций, использующих в своём вещании одни и те же музыкальные произведения, и, естественно, в эфирах резко возросло число джинглов, заставок и отбивок для идентификации. Появилось понятие "джингл-пакет", который стал нести эмблемно-звуковую и разделительную функции, не только идентифицируя вещателя, но и отделяя речевую и музыкальную информацию в пределах одной радиостанции [4].

Кроме того, по сравнению с программированием середины-конца ХХ века, появилась проблема заполнения ночных часов (музыка нон-стоп и/или повторы программ), так как подавляющее количество современных радиостанций не делают перерыва на ночь, как было принято раньше, и работают круглосуточно. При этом автоматическое ночное вещание превратилось в отдельный феномен, в "станцию-в-станции": оно требует своего контента (записанного специально или вымонтированного из утреннего, дневного, вечернего эфира), который воспроизводится без участия человека. Для программирования ночных часов в базах данных звуковых файлов даже создают особые папки (категории), где аккумулируют, к примеру, "говорящие часы" (объявки времени), ночные джинглы и отбивки, короткие межпрограммные рубрики без привязки к конкретным датам, часто называемые "нетленки" или "вечнозелёные" и пр. Все эти элементы обладают главным свойством: легко соединяются в последовательность, не дублируя звуковую информацию. Иначе при автоматическом вещании могут возникнуть ситуации, когда после идентификационного джингла, завёрстанного отдельно, прозвучит тот же джингл, но уже в составе следующего повтора передачи, что, естественно, вряд ли будет логично воспринято на слух. Вот пример ночного Расписания, как его видят сотрудники аппаратной на сдвоенных мониторах (снизу на скриншоте отображается работа эфирных плееров):

Digispot II: Ночь
© скриншоты Расписаний "Радио Культура" и "Сити-FM" изготовлены специально для ЭНЖ "Медиамузыка"

Вообще, радио надо слышать. И особенно тем, кто его делает. То, что на экране монитора воспринимается прекрасно, зачастую звучит далеко не так гладко. Бывает, многоцветные вещательные сетки и схематичные изображения "клоков" заменяют собой сам эфир, где эти безупречные маркетинговые картинки превращаются в бессмысленный и беспощадный для слушателей звуковой поток, не логичный и не эффектный. Конечно, программисту музыкального радио, структурирующему его эфирную последовательность, важно разбираться, хотя бы в общих чертах, в музыкальной культуре, истории, элементарной теории музыки и музыкальной режиссуре. Ведь при программировании музыкального радиоэфира необходимо "масштабное" мышление. Без логически выстроенного линейного эфира со спокойными и напряжёнными зонами, кульминационными точками как внутри часа, так и в пределах суточного блока (утреннего, дневного, вечернего, ночного), автоматизированное заполнение "клоков", пусть даже и по определённым правилам, не имеет решающего значения.

Эфир радиостанции, в том числе музыкальной, должен быть не только номинально свёрстан, но и художественно срежиссирован. И в этом процессе компьютер мало чем может помочь, это уже исключительно человеческий фактор программирования. Поэтому после автоматической ротации всегда выполняется ручная редакция, когда корректируется стилистическая линия каждого часа, общая динамика (которая особенно важна для "прайм-тайма"), контрастное сопоставление или, наоборот, однотипное сцепление заранее записанных звуковых элементов с запланированными прямыми передачами. Несомненно, важной категорией является собственный музыкальный контент различных жанров: не только уникальный музыкально-звуковой джингл-пакет (как мы наблюдаем на многих современных радиостанциях), но и "собственные" песни, трансляции, репортажи, рецензии, радиорассказы и музыкальные радиофильмы, которые создадут неповторимое лицо станции, привлекут слушателей и станут обязательными элементами ротации. Это ли не главная функция программирования?

Список литературы | Works cited

  1. Бочарова Т. Программирование музыкальной коммерческой радиостанции (Опыт радиостанции "Максимум") // Отечественное радио в современных условиях: Сб. статей. М.: РИО ИПК работников телевидения и радиовещания, 1998. С. 70-100. | Bocharova T. Programmirovanie muzykal'noy kommercheskoy radiostantsii (Opyt radiostantsii "Maksimum") // Otechestvennoe radio v sovremennykh usloviyakh: Sb. statey. M.: RIO IPK rabotnikov televideniya i radioveshchaniya, 1998. S. 70-100.
  2. Бубукин А. В. Эфирные тайны. Новосибирск: FM-реклама, 2003. 148 с. | Bubukin A. V. Efirnye tayny. Novosibirsk: FM-reklama, 2003. 148 s.
  3. Бысько М. В. "Эфирные тайны": десять лет спустя // ЭНЖ "Медиамузыка". № 2 (2013). URL: http://mediamusic-journal.com/Issues/2_4.html | Bysko M. V. "Efirnye tayny": desyat' let spustya // ENZh "Mediamuzyka". № 2 (2013). URL: http://mediamusic-journal.com/Issues/2_4.html
  4. Бысько М. В., Чернышов А. В. Музыкальная заставка: звучащий символ // ЭНЖ "Медиамузыка". № 2 (2013). URL: http://mediamusic-journal.com/Issues/2_3.html | Bysko M. V., Chernyshov A. V. Muzykal'naya zastavka: zvuchashchiy simvol // ENZh "Mediamuzyka". № 2 (2013). URL: http://mediamusic-journal.com/Issues/2_3.html
  5. Дубовцева Л. И. Музыкальная радиожурналистика // ЭНЖ "Медиамузыка". № 3 (2014). URL: http://mediamusic-journal.com/Issues/3_5.html | Dubovtseva L. I. Muzykal'naya radiozhurnalistika // ENZh "Mediamuzyka". № 3 (2014). URL: http://mediamusic-journal.com/Issues/3_5.html
  6. Лукачер В. Пустите грампластинку в радиовещание // Сов. радио и телевидение. 1964. № 2. С. 17. | Lukacher V. Pustite gramplastinku v radioveshchanie // Sov. radio i televidenie. 1964. № 2. S. 17.
  7. Радиожурналистика: Учебник / под ред. А. А. Шереля. 2-е изд. М.: Изд-во МГУ, Изд-во "Высшая школа", 2002. 304 с. | Radiozhurnalistika: Uchebnik / pod red. A. A. Sherelya. 2-e izd. M.: Izd-vo MGU, Izd-vo "Vysshaya shkola", 2002. 304 s.
  8. Сухарева В. Отечественное радиовещание в условиях демонополизации эфира (1985-1997 гг.) // Отечественное радио в современных условиях: Сб. статей. М.: РИО ИПК работников телевидения и радиовещания, 1998. С. 8-45. | Sukhareva V. Otechestvennoe radioveshchanie v usloviyakh demonopolizatsii efira (1985-1997 gg.) // Otechestvennoe radio v sovremennykh usloviyakh: Sb. statey. M.: RIO IPK rabotnikov televideniya i radioveshchaniya, 1998. S. 8-45.
  9. Чернышов А. В. Медиамузыка: Исследование. М.: ООО "Медиамузыка", 2013. 286 c. | Chernyshov A. V. Mediamuzyka: Issledovanie. M.: OOO "Mediamuzyka", 2013. 286 s.

УДК 004.418; 654.195

DIDS no. 01.2017-28427487

Библиографическая ссылка: 

Код для вставки на сайт:

Яндекс.Метрика

Лицензия Creative Commons