Get Adobe Flash player

1 февраля 2019 года в Мультимедиа Арт Музее состоялся необычный концерт-трансляция. Фойе было оборудовано шестью огромными экранами, а на небольшой сцене присутствовал только один человек — певица. В Москве на суд зрителей было представлено 80-минутное мультимедийное песенное шоу The Whale’s Bay — сценический перформанс воронежско-сочинской вокалистки Алины Ибрагимовой-Грановской и дистанционное выступление через потоковую связь музыкантов, находящихся, с их слов, в своих студиях в разных городах Европы и Сибири. К примеру, из Праги, Гамбурга, Санкт-Петербурга и Кемерово по интернет-связи в музыкальный телеэфир выходили гитаристы Кирилл Яковлев, Вадим Смирнов, Сергей Гусельников и Андрей Родин соответственно, клавишник Павел Пустов и гитарист Евгений Тейлор находились в Новосибирске, а из Воронежа вещали сборный оркестр под управлением дирижёра Дмитрия Харьковского, а также барабанщик Александр Битюцких.

Omura

Идея выступать в прямом эфире пришла к Алине и сибирскому композитору Евгению Тейлору (совместно именуемым проектом OMURA, в честь самого редкого кита, обитающего около Мадагаскара) ещё в 2015 году, когда они вместе начали работать над своим первым треком, находясь на расстоянии нескольких тысяч километров друг от друга. Идея, надо сказать, трудноосуществимая. Особенно, если это касается "живого" исполнения, замиксованного из удалённых пяти-семи точек, как это было сделано на данном концерте (звукорежиссёр Илья Лукашев). Никому из аудитории в голову не приходило думать о каких-либо проблемах фактурного дисбаланса музыкального звука (который, конечно, присутствовал, басы были просто чудовищно перегружены!), — ведь сам по себе эксперимент игры музыкантов через Сеть настолько вызывающий и завораживающий, что все зрители на время будто бы погрузились в технологическое будущее.

Вопрос "Как же осуществляется прямой мульти-эфир без задержек звука?" стал главной тайной музыкального шоу. И тайна эта так и не была раскрыта. Алина со сцены лишь рассказала, что в серверной и пультовой трудятся примерно 20 человек. А музыканты в начале представления по видеосвязи говорили, что они сами не знают, как это всё работает, поэтому сильно волнуются. Профессиональным зрителям было только видно и слышно, что Евгений (он в бейсболке) со своего ноутбука в начале композиции запускал минус-фонограмму (остов), на который наслаивались остальные "живые" голоса, инструментальные и вокальный.

В принципе, игра и пение под фонограмму уже не нова, она с лихвой реализуется, к примеру, на эстрадных концертах или в клавишных синтезаторах. Но чтобы под фонограмму играли из разных городов, это, действительно, — уникально! И конечно, с публикой по этому поводу заигрывали, феномен "замиксованной политрансляции" был умело обставлен. Солистка постоянно театрально деловито обращалась "внутрь себя", то есть к звукорежиссёру, "жаловалась" на голоса в голове, обыграла "план Б" при явно запланированном техническом сбое (отсутствие видеосвязи с музыкантами), а поочерёдные выкрики музыкантов с экранов "Связь!" перед началом каждой композиции вызывали неподдельный восторг у посетителей шоу.

См. также Фоторепортаж

Однако экраны использовались не только для изображения музыкантов. В некоторых песнях видеоинсталяции и видеоклипы транслировались как самостоятельные полотна, а также распределялись на трёх экранах, окружая экраны с играющими в данный момент инструменталистами. А между экранами красиво мерцали разноцветные прожекторы. Такой поток визуально-музыкальной информации сильно оправдан названием московского музея. Но музеем дело не ограничилось, так как действо параллельно транслировалось онлайн в 60 странах мира на видеосервисе MEGOGO. Трансляция музыкальной микс-трансляции, правда, оказалась менее удачной, сигнал постоянно прерывался, а межкадровый и внутрикадровый монтаж был выполнен неважно (это можно видеть на сайте сервиса, видеозапись находится в бесплатном доступе), — с технологиями трансляции музыкальных событий в России сегодня вообще мало знакомы.

Мы не будем в данной статье останавливаться на рецензии самих песен и видеооформления, это дело вкуса и искусствоведческого анализа. Может быть, местами что-то сильно напоминало Бьорк, этнические группы и пр. Но вела себя 31-летняя певица на сцене очень открыто, не впадала в крайности: с одной стороны, у неё напрочь отсутствовал провинциальный снобизм, с другой стороны, — московская разнузданность. Притом, что Алина первый раз в своей жизни вышла на сцену, ничего лишнего в перформансе не было, все её речи были по существу и компактны, никаких сбоев в ритме концерта не случилось, голос звучал хорошо и звонко, несмотря на простуду, "запиваемую" на сцене тёплым молоком по рецепту Лолиты Милявской, которая, кстати, присутствовала на концерте.

После этого мультимедийного шоу осталось хорошее настроение, что в последние годы наблюдается крайне редко. Чаще сегодня чувствуешь себя обманутым, когда из концертного зала, до краёв наполненного псевдоискусством, выходишь полностью опустошённым под лживые аплодисменты невзыскательной московской публики. В этот раз всё было не так, OMURA — действительно редкий кит мира современной эстрадной музыки. Аплодисменты были искренними и абсолютно заслуженными. Можно даже сказать, что этот концерт-трансляция — знаковое событие для всей музыкальной медиакультуры, для всего мира медиамузыки. Собственно, после прямого эфира множественной видеосвязи теперь музыканты могут повторить слова из популярной советской песни конца 80-х, но уже в прямом смысле: Музыка нас связала!

02.02.2019

prev next

Библиографическая ссылка:

Яндекс.Метрика

Лицензия Creative Commons