Get Adobe Flash player

Вопросы о роли и месте искусства (в его различных формах и художественно-творческих практиках) как значимой части духовной культуры человечества, воздействующей на внутренний мир личности (его эмоционального и психологического состояния), много раз становились предметом научного дискурса прошлого и настоящего. Искусство неотрывно сопровождает каждого современного человека в быту и в окружающей среде, в том числе и музыкальной, в виде различных art-объектов, аудиовизуальных контентов и т. д. [8].

Современная звуковая среда насыщена звуками музыкальной электроники, они — буквально повсюду: на экранах телевизоров, в разнообразных мобильных гаджетах, даже в магазинах в качестве фонового музыкального оформления. Причём автор статьи подразумевает здесь не только электронную музыку, созданную с помощью компьютера или электронного музыкального инструмента, но и обработанную с помощью всевозможного электронного (цифрового) музыкального оборудования: музыкальных модулей и приставок, усилителей, микшерных пультов и т. д. За последние десятилетия произошла качественная трансформация социокультурного восприятия "живого" (акустического) и "неживого" (электронного) звучания музыки. Благодаря усовершенствованию технологий генерирования и синтеза звука, современные электронные музыкальные инструменты весьма правдоподобно имитируют звучание акустических инструментов и широко применяются в художественно-творческой практике, в студийном и в сценическом пространстве, в частности в театральном [2; 13].

Исполнитель на цифровом баяне

Одним из таких электронных музыкальных инструментов нового поколения является цифровой баян1. Это полностью электронный музыкальный инструмент, по виду конструкции и отдельным исполнительским характеристикам напоминающий акустический баян (поэтому название "баян" в социокультурном восприятии экстраполируется и на электронный инструмент). По международной классификации музыкального инструментария Хорнбостеля-Закса, акустический баян и цифровой баян принадлежат к разным классам музыкальных инструментов (аэрофонов и электрофонов). Однако автор статьи рассматривает исполнительство на цифровом баяне как одну из граней многомерной целостности многоаспектной современной баянной культуры (акустической и электронной), объединённой в восприятии россиян рефлексией к беспрецедентной социокультурной роли гармоники-баяна [7, с. 235-236], опираясь на теорию множеств (Г. Кантор), в соответствии с которой категория — это набор определённых свойств-характеристик [а, b, с, d, е, . . .], из которого лишь некоторых или даже одной достаточно, чтобы отнести определяемое явление к данной категории [10, с. 118].

1 Напомним, что баян (от старославянского "баять" — разговаривать, вещать) — это исключительно русское название кнопочной разновидности аккордеонов. В западных странах эта разновидность именуется аккордеоном европейской (бельгийской) системы с В-griff (по местоположению кнопки "до" на третьем ряду от края грифа).

Применяя компаративный анализ (относительно акустического и электронного исполнительства) и структурно-функциональный анализ (анализ плана аранжировок для цифрового баяна, их структурности и функциональности в тембротектонике произведения), рассмотрим богатый тембрально-колористический и функциональный арсенал цифрового баяна как средство для создания исполнителем-баянистом иммерсивной звуковой среды в условиях современного театрального пространства и аудиовизуальной синестезийности [6]2 у зрителей, определяя социокультурную роль исполнительства на цифровом баяне в современном культурогенном процессе. В качестве примера приведём личный опыт музыкального оформления постановок моноспектаклей театральной студии "Знаки сезонников" (Тверь), с большим успехом прошедших на различных сценах Москвы, Санкт-Петербурга, Твери, Торжка, Бежецка. Спектакли проходили как в камерных залах библиотек, музеев, так и на открытых площадках, например, на главной площади Москвы в рамках международного Книжного фестиваля "Красная площадь" (2018):

"Н.К.Ш.П.". Фрагмент моноспектакля
(музыка Ф. Гласса из к/ф "Часы" в аранжировке Н. Петровой)

2 Содержание понятия синестезии наиболее кратко раскрывается в её определении как "межсенсорной, межчувственной ассоциации" [3, с. 36].

Музыкальное оформление в театральном пространстве, как известно, является одной из главных составляющих успеха театральной постановки, так как музыкальный контент спектакля создаёт нужную смысловую акцентуацию литературного слова. Здесь важен не только сам набор музыкальных произведений, сопровождающих театральную постановку и наиболее стилистически соответствующих историческим времени и месту, обозначенным в театральном действе, но и широкий спектр тембровых красок и "живая" динамическая шкала (от ppp до fff) инструментария, позволяющие музыканту создать многоплановое "тембровое поле" [9, с. 5]. Это помогает зрителю, особенно неискушённому, молодому, стать сопричастным к происходящему на сцене и глубже проникнуть в семантику всего театрального текста.

В зависимости от расстановки режиссёром-постановщиком приоритетов в сценарии спектакля, музыкальные произведения могут быть исполнены как отдельные концертные номера-вставки целиком, а могут исполняться эпизодически, то есть в виде исполнения вычлененных отдельных кусков нотного текста произведения (например, в качестве лейттемы героев), и в фоновом режиме (оттеняя звучащий литературный текст) с необходимой для конкретной сценической ситуации динамикой и с возможной корректировкой темпо-ритма оригинального текста музыкального произведения.

Выбор музыки (стили, жанры и т. д.) и степень её интеграции в театрально-литературное пространство сегодня чаще осуществляют режиссёр-постановщик и звукорежиссёр спектакля. В данном случае, исполнитель на цифровом баяне обладает интегративным комплексом специализаций (включая и звукорежиссуру) цифрового музыканта: аранжировщик-интерпретатор, исходя из содержания и контекста сценария создающий композиции; исполнитель, создающий звуковое семантическое пространство театральной постановки; звукорежиссёр, управляющий необходимыми параметрами настроек музыкального инструмента, таких как звукочастотная эквализация, реверберация, хорус, баланс/соотношение различных фактурных единиц музыкальной ткани (мелодия, бас/аккомпанемент, наложенный голос и т. д.).

Большую роль в музыкальном оформлении современного спектакля играет технический арсенал звукорежиссёра (оборудование, оснащённость современными мультимедийными технологиями). В данной статье мы рассматриваем в качестве такого арсенала инновационный инструмент — цифровой баян с его многофункциональностью в решении исполнительских и звукорежиссёрских задач. Цифровой баян — условное название электронного инструмента, внешне очень похожего на концертную многотембровую готово-выборную модель акустического инструмента. Поэтому в социальной парадигме этот инструмент вызывает вполне определённые корреляции с русской гармошкой3, её характерным тембром-символом и ярким историческим прошлым. Вид и тембр инструмента являются сущностными явлениями и выступают в роли символа, как "опознавательная примета". Именно благодаря тембру баяна в процессе восприятия музыки у слушателя формируются определённые ассоциативные изображения, и, как правило, именно изображение и тембр баяна используются режиссёрами кинофильмов для создания лейтмотива русского персонажа, например, отдыхающего за рубежом, для создания звукового образа сельской российской глубинки и т. п. Из-за этого первоначальная акустическая перцепция исполнительства на цифровом баяне вызывает удивление и восторженную реакцию зрителя, когда инструмент играет несвойственными ему тембрами и позволяет цифровому баянисту создавать сложные тембротектонические конструкции [12, с. 4], совмещая собственную игру "вживую" с игрой под специально записанную фонограмму-аранжировку. Ведь, по своей сути, цифровой баян является синтезатором в корпусе кнопочного аккордеона, для которого, так же, как и для клавишного синтезатора, характерно большое количество разнообразных тембров, от различных гармоник мира — до оркестровых инструментов (флейт, струнных и пр.), перкуссии, органов и т. д.

3 В социокультурном восприятии словом "гармошка" объединяется большое семейство "гармоник": гармонь (только в России насчитывается более 200 видов русских гармоней), баян, аккордеон, бандонеон и т. д.

Результатами совместной творческой работы автора статьи с тверской театральной студией "Знаки сезонников" стали моноспектакли по произведениям Чехова ( "Невеста"), Шишкова ("Шутейные рассказы"), Пушкина ("Метель" и "Н.К.Ш.П."), Толстого ("Лев Толстой. Приближение", "Отец Сергий"), Карамзина ("В очарованном замке"), Вулф ("Часы"). Рассмотрим степень иммерсивности звуковой среды, создаваемой посредством исполнительства на цифровом баяне, и вместе с тем, социокультурную роль исполнительства на цифровом баяне в современном культурогенном процессе.

На наш взгляд, удачной получилась постановка всем известной повести Пушкина "Метель", где для озвучивания спектакля режиссёром-постановщиком Алексеем Зинатулиным был выбран ряд музыкальных номеров ("Тройка", "Романс", "Военный марш", "Вальс", "Венчание") из не менее известной оркестровой сюиты Свиридова. Задачей цифрового баяниста было, во-первых, адаптировать нотный текст, сделав переложения/аранжировки для цифрового баяна, в которых учитывалась бы историческая эпоха и стилистика исполняемых сочинений (тембральные варианты одного и того же произведения могут несколько отличаться друг от друга в зависимости от контекста спектакля и конкретной звуковой задачи). Во-вторых, стояла задача изготовить фонограммы-сопровождения, позволяющие исполнителю создать особый звуковой колорит. Все фонограммы записываются музыкантом самостоятельно в секвенсор клавишного синтезатора, с последующей корректировкой при аудиозаписи на компьютер (баланс отдельных треков, замедления/ускорения, динамическая обработка и т. д.). Проведём структурно-функциональный анализ некоторых аранжировок.

"Тройка" звучит на протяжении спектакля дважды: 1) как лейттема тревожного ожидания предстоящей дороги для главной героини повести (отрывок); 2) как концертный номер-вставка. Для первого проведения лейттемы исполнителем были выбраны следующие тембры: в левой руке — чередующиеся восьмыми длительностями гармонические4 последовательности исполнялись тембром "кларнета", совмещённого с шумовыми ударниками ("барабан", "щётки"), изображающими мерный цокот копыт лошадей, басовую функцию выполнял "смычковый контрабас"; в правой руке звучала нежная тема оркестровой "флейты". Исполнение лейттемы происходит в приглушённых тонах (динамика), как бы на заднем плане, издалека. А для исполнения концертного номера-вставки аранжировщик-исполнитель использовал совмещение игры "вживую" и фонограммы5 для создания оркестрового мощного звучания, вызывающего аудиовизуальную синестезию снежной бури, душевных сомнений главной героини перед тайным ночным венчанием, топот ретивых коней. Благодаря совмещению двух исполнительских форм (игры "вживую" и готовой фонограммы), удалось создать яркую тембротектоническую конструкцию, звучащую как симфонический оркестр, где были задействованы тембры "литавр", "малого барабана", "флейты", "кларнета", "смычковых струнных", "тромбона", "колокольчиков".

4 Специфика исполнения на баяне позволяет извлекать целый аккорд при нажатии на одну кнопку в левой клавиатуре. Именно из-за этой особенности гармонику назвали аккордеоном [7, с. 51].

5 В цифровом баяне фирмы Roland есть встроенный аудиоплеер, позволяющий исполнителю самостоятельно включать (запускать) фонограммы, записанные на флэш-накопитель, подключённый через USB-порт.

Аккордовая фактура в начале и в конце произведения звучит мощным оркестровым tutti, тогда как отдельные прохождения темы у разных "инструментов" уходят то на pianissimo, то динамически усиливаются, что стало возможным благодаря технологии физического моделирования звука [1; 11] и техническим возможностям инструмента: во время исполнения цифровой баянист может мгновенно изменить заранее запрограммированные настройки регистрационной памяти, переключая регистры над правой клавиатурой, как и на традиционном акустическом баяне, благодаря чему, в одном произведении может прозвучать большое количество тембровых комбинаций.

Именно эти технологии делают исполнение на цифровом баяне одухотворённым, "живым", как на традиционном акустическом инструменте, позволяя цифровому баянисту, управляя процессом меховедения, использовать любые динамические оттенки, что, безусловно, очень выгодно отличает исполнительство цифрового баяниста от исполнительства клавишника-электронщика, чьё исполнение обычно воспринимается малодинамичным, "плоским".

"Военный марш" звучит в спектакле дважды: 1) в начале спектакля как заставка (отрывок); 2) как концертный номер-вставка. Для заставки аранжировщиком используется минимальный тембровый состав: в партии правой руки — "труба", "тромбон"; в партии левой руки — "туба" (бас), "кларнеты" (готовые аккорды), с добавлением "живой ударной установки" [11, с. 54]. При правильно выстроенном балансе партий "бас/аккорд" и "ударной установки" можно добиться интересного многопланового рельефного звучания, по типу 3D-изображения на экране телевизора, когда акустически какие-то тембры будут восприниматься "близкими", а какие-то — "далёкими", так как сила удара пальцев левой руки исполнителя напрямую влияет на громкость ответа "ударных инструментов". Концертный номер-вставка исполняется под авторскую минусовую фонограмму-аранжировку.

Аранжировка "Вальса" вызывает у зрителя аудиовизуальную синестезию присутствия на великосветском балу XIX века. Первые аккорды — открытие бала — решены тембром "медных духовых" (в правой руке) под аккомпанемент "смычкового контрабаса" и "деревянных духовых" (в левой руке на протяжении всего вальса), после чего проходит лирическая нежная тема "флейты" (партия правой руки, первая тема), на смену которой приходит тема у группы "медных духовых инструментов". Далее — в вихре вальса "закружились" "струнно-смычковые", то и дело меняясь местами с "флейтой" (трио). В репризе вальса "медные духовые" заменяются на "струнно-смычковые" тембры. Всё исполнение вальса происходит "вживую", при переключении заранее запрограммированных в банки регистрации памяти настроек, осуществляемых касанием пальца определённого регистра над правой клавиатурой при игре (или переключением ножной педали, с запрограммированной функцией переключения регистрационных банков памяти). Возможность во время исполнения управлять посредством меховедения всеми звуковыми процессами (атака звука, стационарная часть — его "середина", окончание — затухание звука) [5, с. 108] позволяет опытному исполнителю-баянисту добиваться реального звучания и артикулирования всей тембральной палитры, вызывая аллюзию на симфонический оркестр.

Особое место в театральной постановке занимает тема "Венчания". Эта лейттема пунктирно проходит через всю постановку: то как мотив невесты, терзаемой сомнениями о правильности своего решения и страхом социального порицания, то как мотив заблудившегося в снежной буре жениха, то как мотив тяжело заболевшей героини (в состоянии забытья) после тайного венчания, как оказалось, с незнакомым ей человеком, случайно оказавшимся ночью в церкви. Несмотря на однотипный нотный текст всех упомянутых мотивов, все варианты "Венчания" исполнялись по-разному: исполнителем, в зависимости от контекста, вносились изменения в темпо-ритмику произведения, использовались агогика и даже rubato. Вся тема исполнена тембром "струнно-смычковых" инструментов.

Исполнитель, создавая звуковой образ юной невесты, трепещущей перед алтарём, добивается акустического эффекта тремолирующих струнных посредством приёма vibrato на цифровом баяне. Квинтэссенцией композиции стала сама "тема венчания", которая была решена совмещением игры "вживую" с исполнением под фонограмму, содержащую тембры "колоколов" и "хора". Таким образом, исполнителем на цифровом баяне была достигнута основная цель композиции — яркая аудиовизуальная синестезия присутствия на церемонии церковного венчания.

Итак, на примере музыки Свиридова к повести Пушкина "Метель" мы рассмотрели возможность использования цифрового баяна в качестве средства создания особого звукового иммерсивного пространства в современном театре, в частности в жанре моноспектакля. Здесь в условиях минимальных декораций (в основном это могут быть редкие фото-слайды, отображённые на видеоэкране или небольшие самодельные конструкции), малого сценического пространства (ограниченного пультом чтеца с лежащим на нём литературным текстом, стулом и журнальным столиком с приготовленными для того или иного спектакля инвентарём или аксессуарами, несущими свою семантическую нагрузку — это может быть зонт, старый самовар, шёлковая ленточка или стопки белых конвертов для изображения метели и т. д.) и при наличии одного актёра-чтеца (который в зависимости от площади театрального пространства и акустики зала может работать как с микрофоном, так и без него) для удержания интереса зрителей на протяжении всего спектакля (обычно около полутора часов) требуется не только большое исполнительское мастерство чтеца, но и наличие интересного музыкального сопровождения.

Благодаря аранжировкам-интерпретациям, богатой тембро-функциональности цифрового баяна и исполнительскому искусству музыканта-интерпретатора, удаётся достичь яркой аудиовизуальной синестезийности у всех присутствующих (разных социальных страт и разной степени подготовленности к восприятию музыки), выполняющей роль своеобразной "декорирующей" функции, помогающей зрителю мысленно "дорисовать" в своём изображении недостающие декорации и создающей иллюзию присутствия "внутри события". Иммерсивность, погружённость зрителя в семантическое пространство слова, историческую эпоху, обозначенную в театральном действе, эмпатия зрителя — задача любой театральной постановки. По многочисленным восторженным отзывам, оставленным после спектаклей в разных городах, иммерсивность музыкального сопровождения на цифровом баяне "переносила" зрителей в ту самую эпоху Пушкина и вызывала зрительные ассоциации природной стихии, светского бала и т. д., как при просмотре киноленты.

Оригинальные сочинения, написанные изначально для определённого музыкального инструмента или состава оркестра и исполненные в переложении для другого инструмента или инструментального ансамбля, неизбежно вносят в интерпретацию произведения исполнительскую специфику этих "новых" инструментов. При этом исполнители часто пытаются добиваться "иллюзорной тембральности", имитируя оригинальный тембр, артикулируя, например, на фортепиано штрихом, похожим на pizzicato "как на балалайке", на баяне — "как на клавесине, органе или духовых" и т. п. Богатая тембровая палитра и функционал цифрового баяна позволяют музыканту практически идеально имитировать, в случае необходимости, изначальный "оригинальный тембр" или воссоздавать оркестровую фактуру произведения с помощью совмещения игры "вживую" с фонограммой-аранжировкой. Перед нами не стояла задача аутентичного повторения оригинального оркестрового звучания. Все переаранжировки для спектакля "Метель" решались самостоятельно, без опоры на традиционное оркестровое композиционное решение, исходя только из тембро-функциональности цифрового баяна и стилистики исполняемой музыки, отсылающей нас в эпоху романтизма. Cоздавая аранжировки для цифрового баяна, решались определённые художественные задачи, продиктованные литературным текстом и его интерпретацией со стороны режиссёра (чтеца-исполнителя), необходимостью иммерсивной "музыкальной зарисовки" внутри театральной композиции ("пунктирного" исполнения того или иного произведения как отрывками, так и в форме концертного номера-вставки). Поэтому, сравнивая описанную выше аранжировку автора статьи для цифрового баяна, например, "Венчания" с оригинальным оркестровым изложением, на наш взгляд, можно утверждать, что привнесение в партитуру переаранжировки изменений темпоральной логики (в зависимости от музыкальной портретной зарисовки того или иного героя или от сюжетной линии театральной постановки), а также включение тембров "колоколов" и "хора" в кульминационную часть "Венчания" вносят более яркую аудиовизуальную синестезийность церковного действа и точнее передают эмоциональное состояние героев повести. А в "Романсе" в переаранжировке для цифрового баяна, благодаря сочетанию фонограммы с записанными арпеджированными гитарными аккордами (в отличие от фортепианного тембра в симфоническом оркестре) и динамической гибкости (от pp до ff) аутентичных тембров трубы, флейты и струнных, использованных при игре "вживую", исполнителю удаётся создать трогательную романтическую композицию сцены свидания и объяснения главных героев.

Конечно, добиться обозначенных выше исполнительских результатов (агогика, rubato, артикулирование и т. д.) можно и на традиционном баяне (приёмы игры, конструктивные характеристики акустического и электронного инструментов весьма похожи), используя переложения и аранжировки для монотембрового инструмента. Несмотря на то, что современные концертные акустические баяны многотембровые, все эти тембры являются вариативными комбинациями лишь одного тембра — гармоники, однако тембр традиционного баяна вызывает в российском социуме совершенно определённые корреляции скорее с русским фольклором, нежели с дворянским обществом XIX века. Поэтому, можно утверждать, что иммерсивный "градус" музыкального сопровождения в театральной постановке напрямую зависит от выбранного аранжировщиком тембра, вызывающего у зрителя определённые корреляции и синестезии.

Социокультурная перцепция исполнительства на цифровом баяне от первоначальной корреляции с акустическим баяном поменялась на парадигму цифрового баяна как многофункционального инструмента-оркестра, которому посредством исполнительского мастерства баяниста-аранжировщика подвластны любые творческие задачи, что, на наш взгляд, открывает для исполнительства на цифровом баяне в современном культурогенном процессе "цифрового инфопространства" [4, с. 10] большие перспективы для развития в различных формах социокультурной деятельности (в том числе театральной), а подспудно и интеграции в современное музыкальное образовательное пространство.

Список литературы

  1. Артамонов Ю. Л., Петрова Н. Н. Особенности исполнения на цифровом кнопочном V-accordion Roland // Современное музыкальное образование: Материалы межд. науч.-практ. конференции / под общ. ред. И. Б. Горбуновой. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2015. С. 335-340.
  2. Белов Г. Г., Горбунова И. Б., Товпич П. И. Электронный музыкальный инструмент — новый инструмент музыканта // Современное музыкальное образование: Материалы межд. науч.-практ. конференции / под общ. ред. И. Б. Горбуновой. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2015. С. 340-353.
  3. Галеев Б. М. Синестезия и музыкальное пространство // Музыка - культура - человек, вып. 2: Сб. статей. Свердловск: Изд-во УрГУ, 1991. С. 36-43.
  4. Громадин В. В. Феномен музыки цифрового века: вопросы теории: Дисс. … кандидата искусствоведения / Московская консерватория. М., 2010. 313 с.
  5. Егоров Б. М. К вопросу о систематизации баянных штрихов // Баян и баянисты: Сб. статей. Вып. 6. М.: Сов. композитор, 1984. С.104-128.
  6. Зайцева М. Л. Феномен синестезии в европейском музыкальном искусстве эпохи романтизма // Траектория науки. 2016. Т. 2. № 11. С. 3.1-3.13.
  7. Имханицкий М. И. История баянного и аккордеонного искусства: Учеб. пособие. М.: Изд-во РАМ им. Гнесиных, 2006. 519 с.
  8. Левченко И. С. Роль музыкально-театрального искусства в современном социуме // Студенческий научный форум – 2017: Материалы IX межд. студ. науч. конференции. Москва, 2017. URL: https://scienceforum.ru/2017/article/2017040275 (дата обращения 21.03.2019).
  9. Мартышева М. В. Тембровое поле как целостный выразительно-колористический компонент скрипичного звучания: Автореф. дисс. … кандидата искусствоведения / Санкт-Петербургская консерватория. СПб., 2011. 25 с.
  10. Орлов Г. А. Древо музыки. Вашингтон: Н. А. Frager & Со.; СПб.: Сов. композитор, 1992. 408 с.
  11. Петрова Н. Н. Цифровой баян: новые возможности на основе старых традиций // Инновационные формы преподавания в ДШИ и ДМШ / отв. ред.-сост. Е. В. Орлова, А. В. Чернышов, Л. Н. Шаймухаметова. М.: Международный центр "Искусство и образование", 2013. С. 53-55.
  12. Пономарёв С. В. К проблеме взаимосвязи тембра и формы в музыкальном произведении: Автореф. дисс. … кандидата искусствоведения / Московская консерватория. М., 2011. 30 с.
  13. Электронные музыкальные инструменты. Теория и практика исполнительского мастерства: Сб. статей / сост. И. Б. Горбунова, К. Б. Давлетова. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2016. 212 с.

References

  1. Artamonov U. L., Petrova N. N. Osobennosti ispolneniya na cifrovom knopochnom V-accordion Roland. In Sovremennoe muzykal'noe obrazovanie – 2015. St. Petersburg: Izd-vo RGPU im. A. I. Gertsena, 2015, pp. 335-340. (In Russian).
  2. Belov G. G., Gorbunova I. B., Tovpich P. I. Elektronnyi muzykal'nyi instrument — novyi instrument muzykanta. In Sovremennoe muzykal'noe obrazovanie – 2015. St. Petersburg: Izd-vo RGPU im. A. I. Gertsena, 2015, pp. 340-353. (In Russian).
  3. Galeev B. M. Sinesteziya i muzykal'noe prostranstvo. In Muzyka - kultura - chelovek, vyp. 2. Sverdlovsk: Izd-vo UrGU, 1991, pp. 36-43. (In Russian).
  4. Gromadin V. V. Fenomen muzyki cifrovogo veka: voprosy teorii (Thesis). Moscow, 2010. 313 p. (In Russian).
  5. Egorov B. M. K voprosu o sistematizacii bayannyh shtrihov. In Bayan i bayanisty. Moscow: Sov. kompozitor, 1984, pp. 104-128. (In Russian).
  6. Zaytseva M. L. Fenomen sinestezii v evropeyskom muzykal'nom iskusstve e'pohi romantizma. In Traektoriya nauki, 2016, vol. 2, no. 11, pp. 3.1-3.13. (In Russian).
  7. Imhanitskiy M. I. Istoriya bayannogo i akkordeonnogo iskusstva. Moscow: Izd-vo RAM im. Gnesinyh, 2018. 519 p. (In Russian).
  8. Levchenko I. S. Rol' muzykalno-teatral'nogo iskusstva v sovremennom sotsiume. In Studencheskiy nauchniy forum – 2017. URL: https://scienceforum.ru/2017/article/2017040275. (In Russian).
  9. Martysheva M. V. Tembrovoe pole kak celostnyi vyrazitel'no-koloristicheskiy komponent skripichnogo zvuchaniya (Autoabstract of Thesis). SPb., 2011. 25 p. (In Russian).
  10. Orlov G. A. Drevo muzyki. Vashington: H. A. Frager & Co.; SPb.: Sov. kompozitor, 1992. 408 p. (In Russian).
  11. Petrova N. N. Cifrovoy bayan: novye vozmozhnosti na osnove staryh tradiciy. In Innovacionnye formy prepodavaniya v DShI i DMSh. Moscow, Mezhdunarodnyi centr "Iskusstvo i obrazovanie", 2013. pp. 53-55. (In Russian).
  12. Ponomaryov S. V. K probleme vzaimosvyazi tembra i formy v muzykal'nom proizvedenii (Autoabstract of Thesis). Moscow, 2011. 30 p. (In Russian).
  13. Ehlektronnye muzykal'nye instrumenty. Teoriya i praktika ispolnitel'skogo masterstva. St. Petersburg: Izd-vo RGPU im. A. I. Gertsena, 2016. 212 p. (In Russian).

УДК 78.03 + 780.653

Библиографическая ссылка:

Яндекс.Метрика

Лицензия Creative Commons