Во времена всеобщей лжи говорить правду — это экстремизм.

Джордж Оруэлл

Политический протест — как протест обращённый непосредственно к представителям государственной власти — может иметь разные формы, от одиночного пикетирования и бойкота, петиции и флешмоба до массовых митингов и забастовок, восстаний и революций. Массовые протесты всегда сопровождались своими художественными произведениями, в том числе музыкальными. Чем сильнее был накал в обществе, тем больший объём произведений (образов) накапливался и становился самостоятельным видом "сценического" протеста. Наверное, ни для кого не секрет, что существует целый пласт протестных и революционных песен, которые в разных странах распевались или воспроизводились в аудиозаписи на митингах или баррикадах протестующими, а композиторы академического плана писали инструментальные опусы в честь социально-гражданских бунтов, считая их важными историческими событиями.

Медиамузыка протеста

Последние были предназначены для интеллектуальной прослойки общества, так как предполагали концертное исполнение. Кстати, тут, в отличие от остросоциальных и революционных песен, можно выделить произведения, которые также создавались практически синхронно событию, и произведения, созданные многие годы спустя, когда сквозь призму времени художнику виделись новые грани прошедшего восстания, касающиеся его социально-гуманистических последствий.

К примеру, Фредерик Шопен свой фортепианный Этюд c-moll № 12 (1831) написал как непосредственную реакцию на восстание польского народа против русских захватчиков и взятия ими Варшавы. И хотя польский композитор не назвал свой этюд "Революционным" (это позднее сделал Ф. Лист, которому были посвящены этюды Ф. Шопена), но революционность этюда следует из сохранившейся фотокопии его "Штутгартского дневника", в котором музыкант резко осудил "москаля". В музыкальном плане это осуждение показано через ритмический рисунок полонеза, помещённый в аккордовую мелодику правой руки и возвышающийся над бурлящими пассажами фортепианной партии левой руки (при этом в интонационном плане тут явно присутствуют аллюзии на вступление первой части "Патетической сонаты" Бетховена, эмоционально связанной с Великой французской революцией 1789-1799 гг.).

А Дмитрий Шостакович написал свою программную Одиннадцатую симфонию "1905 год" в 1957 году, то есть практически через полвека после восстания в Санкт-Петербурге. Сам композитор не был очевидцем и современником данного события, так как родился позже. И акцентом в симфонии выступает не само восстание, а его последствия, реквием по погибшим Кровавого воскресенья (III часть). Вся симфония пронизана искажёнными цитатами многих песен ("Славное море, священный Байкал", "Смело, товарищи, в ногу", "Варшавянка" и пр.).

Д. Шостакович. Симфония № 11 "1905 год". Фрагмент Финала

Именно инструментальные цитаты маршеобразных песен придали симфонии историческую точность. Напомним, что, например, "Варшавянка" (автор музыки неизвестен, автор русского текста Глеб Кржижановский) получила массовое распространение в России именно во времена русской революции 1905-1907 годов. Эта песня, как и многие другие того времени, откровенно призывающая к свержению рабочим классом угнетающей власти, была бы в современной "подцензурной" России отнесена к экстремистским произведениям и запрещена к использованию в медиасредствах. Никаких иносказаний и вторых художественных смыслов ни текст, ни музыка песни не содержат1.

1 Вполне оправданно в поддержку фигурантов "московского дела" возникла протестная акция #сядьзатекст с прямой онлайн-трансляцией на YouTube-канале рэпера Оксимирона. Этот двухчасовой полупрофессиональный спектакль представлял собой литературные чтения, которые прошли 19.09.2019. В них участвовало множество российских рэперов, рок-музыкантов, журналистов, актёров, которые выходили в "зал суда" и от лица авторов зачитывали отрывки текстов, ставших уже мировой классикой, а "суд" приговаривал авторов к уголовной ответственности в соответствии с УК РФ и КоАП РФ. Между номерами исполнялись "живые" отбивки Кирилла Рихтера, написанные пианистом для ансамбля струнных инструментов (см. здесь).

Конечно, в царские времена явно протестные и революционные песни в национальных средствах массовой информации также не публиковались. К слову, русский перевод Аркадия Коца трёх строф текста Эжена Потье "Интернационал" был опубликован в литературно-политическом журнале "Жизнь" в 1902 году в Лондоне, в последний год существования журнала — сразу после изгнания его из Санкт-Петербурга ("оппозиционный" журнал просуществовал на территории Российской империи с 1897 по 1901 год, имел 15 000 подписчиков [3]). А певец Николай Миронов, несмотря на то, что песню "Дубинушка" исполнял Фёдор Шаляпин, хоровые и инструментальные обработки песни делали композиторы Глазунов и Римский-Корсаков, в 1907 году был привлечен к суду за публичное исполнение этой песни перед рабочими [4].

Продвигая музыкально-протестные произведения, большевики не имели ни средств грамзаписи, ни средств звукового кино, ни средств телерадиовещания. Революционные песни октябрьской революции, да и всех революций более раннего периода, передавались исключительно из уст в уста ("пролетарские хоры"), поэтому яркий мелодизм являлся одним из их основных критериев. Тут можно вспомнить и "Марсельезу", и "Кукарачу", и ту же "Варшавянку". Все они, говоря современным языком, могут быть отнесены к категории песенный "шлягер". Неслучайно, что одна и та же мелодия кочевала из страны в страну и становилась глубоко своей. Строчки "Вихри враждебные веют над нами, Тёмные силы нас злобно гнетут" сразу же возрождают в памяти постсоветского человека знаменитую песню.

После формирования советского звукового кинематографа и медиасреды государственной цензурой строго контролировалось проникновение в них всего протестного. В советской прессе и на советском телерадиовещании, кроме линии КПСС, вообще других линий открыто не проводилось. Категория "оппозиция", вероятно, впервые стала официально возможна в СМИ только после 1990 года, после краха великой советской империи. И именно протестную медиамузыку эпохи перестройки и постсоветской России мы рассмотрим в этой статье немного подробнее.

Всё перевернулось с ног на голову, и наследница КПСС — партия КПРФ — стала считать себя оппозиционной новой власти, а в качестве своего гимна приняла всё тот же "Интернационал". Хотя вряд ли слова о "смертном бое" являются программной позицией современной коммунистической партии. Скорее, в этом можно увидеть феномен художественно-психологической игры, нежели собственно революционной идеи. Особенно, если учесть, что гимном постсоветской России в 2000-м году вновь стал модернизированный гимн СССР, — то противодействие известных "большевистских" музыкальных тем в устоявшемся сознании не укладывается вовсе.

Мнение, что в тот переходный период между двух империй открытые социально-протестные настроения широко проявились в рок-музыке, нельзя считать верным. Во-первых, их было не так уж много, и их кустарные аудиозаписи партийное руководство часто даже не замечало. Например, довольно беспрепятственно вошла в обиход талантливая песня "Скованные одной цепью" свердловской группы Nautilus Pompilius (авторы Илья Кормильцев и Вячеслав Бутусов), в которой нарочито в духе частушки выбрасываемые вверх гласные "е" и "о" сочетаются с механистичным маршем "скованных одной целью". Во-вторых, открытого призывного содержания рок-песни того времени не имели. К примеру, в конце 1980-х песня Виктора Цоя "Хочу перемен!", собственно, ни к какой борьбе не призывала, а призывала только ждать и даже бояться перемен.

Режиссёр Сергей Соловьёв просто ре-интерпретировал последнюю в своём кинофильме "Асса" (1987), придав ей иную "политическую" нагрузку перестройки, что было сделать нетрудно, — благодаря маршевому биту, пунктирной ритмике и "неудобным" скачкам вокальной мелодии. И именно в этой контекстной фильмовой ре-интерпретации она была подхвачена в 2008 году Борисом Немцовым и др. в качестве гимна оппозиционного политического движения "Солидарность", далее звучала на "Марше несогласных", митингах "За честные выборы", — вплоть до народных гуляний 2021 года в поддержку политика Алексея Навального. Кстати, в соседней Белоруссии песня из-за своей "бунтарской" ориентации даже была негласно запрещена властями на радиостанциях, а во время украинского "Евромайдана" активно звучала на двух славянских языках (русском и украинском). Вероятно, именно поздний советский кинематограф методом художественной подмены сыграл решающую роль в становлении песни Цоя в качестве общего символа современного (постсоветского) политического протеста.

Неслучайно, что в условиях протестной неискренности слова песни группы "Кино" в 2019 году претерпели трансформацию в совместной песне групп Jars и "Макулатура" "Подлог": Мы не ждём перемен, мы ждём **здеца! А каких позитивных перемен можно ждать в условиях гражданской неискренности самих рок-артистов? Если обратиться к истории, то в августовский путч 1991 года, когда произошёл государственный переворот "сверху", в концерте "Рок на баррикадах" у Белого дома государственный переворот пришли подержать группы "Машина времени", "Моральный кодекс", "Алиса", "Коррозия металла" и пр., музыка которых никакого значения для данного события не имела и была стратегически использована идеологами и сторонниками Бориса Ельцина — как голос поддержки со стороны якобы демократической интеллигенции. Показательно, что знаковую песню "Правда на правду" Юрия Шевчука, посвящённую кровавым октябрьским событиям 1993 года и исполненную в этом же году на церемонии вручения кинопремии "Ника", эта самая творческая интеллигенция не поняла и адекватно не оценила (см. документальный фильм "Время ДДТ", 2002, режиссёр Василий Бледнов).

Сразу после августовских событий 1991 года Игорь Тальков записывает в студии свою последнюю песню с элементами рэпа под названием "Господин президент", в которой удивительным образом оказалась заложена программа действий Б. Ельцина вплоть до октября 1993 года: замена советской символики на дореволюционную, отстранение от власти "преступника" Михаила Горбачёва, "разгон конвента" (имеется в виду Съезд народных депутатов и Верховный Совет РСФСР). Было это умышленным "предательством" или искренним заблуждением музыканта, сегодня сказать сложно. 6 октября 1991 года он должен был исполнять эту песню на сборном концерте звёзд эстрады во Дворце спорта "Юбилейный" (Санкт-Петербург), но перед выходом на сцену был убит.

И. Тальков. "Господин президент"

Сейчас мы вообще попали в удивительную ситуацию, когда вместо нонконформистской контркультуры и российский рок, и российский хип-хоп, и российский джаз осознанно стали "придворными" (например, в лице Сергея Шнурова, Тимати или Игоря Бутмана), а политические активисты-вольнодумцы из музыкальной среды получают из-за этого серьёзные препоны со стороны чиновников. Например, Юрий Шевчук после участия в организации концерта на митинге за честные выборы на Болотной площади в Москве (04.12.2012) впоследствии писал на своём сайте о запретах концертов "ДДТ" в регионах России (на данный момент информация с сайта удалена). Концерты протестной группы из Минска "Ляпис Трубецкой" на территории Российской Федерации также запрещались после выхода их последнего альбома "Матрёшка" (2014), содержащего тексты обличительного характера.

Тем не менее, быстрое развитие цифровой среды Интернета сильно увеличило область музыкально-поэтического творчества, протестные песенные клипы и просто видеозаписи на веб-камеру (как у Васи Обломова) никогда ранее не достигали такого количественного масштаба. Теперь для распространения музыки не нужно ни компакт-дисков, ни радиостанций, ни телеканалов. Записанная медиамузыка, идущая к аудитории напрямую с хостингов и социальных сетей, стала основным источником музыкальных откровений, в том числе политически окрашенных.

Конечно, протестные песни современной России, погрузившейся в дебри тотального лицемерия государственных и окологосударственных структур, представляют собой критику власти, но от революционной призывности довольно далеки (собственно, за такую призывность существует уголовное преследование, ст. 280 УК РФ). Часто это откровенное уныние в духе "Осени" Ю. Шевчука и даже безысходность. Здесь можно назвать, к примеру, уже широко известный видеоклип, снятый на рэп-песню "Смерти больше нет" (IC3PEAK, 2018). На фоне Белого дома, Храма Василия Блаженного и Кремлёвской набережной происходят попытки свести счеты с жизнью — от полного разочарования от политической ситуации в стране. Диапазон солистки растянут от шёпота ("Я отсидела свой срок в Интернете") — до фактического крика отчаяния ("Пусть всё горит!"):

Визуально-музыкальная критика достигла небывалых широт и в отношении главы российского государства: каких только частушек и клипов о нём сегодня нет в Сети! (российских, украинских, грузинских, немецких, английских, американских и т. д.). Наверное, никогда ранее национальный лидер не был так представлен в искусстве с негативной стороны, практически став художественным интернет-мемом (председатель Государственного совета КНДР явно уступает в этом). При этом калифорнийский певец и кинокомпозитор Рэнди Ньюман в 2018 году умудрился даже получить премию "Грэмми" за аранжировку своей квази-мюзикльной песни "Putin". А после нашумевшей премьеры интернет-фильма Фонда борьбы с коррупцией о Дворце под Геленджиком (19.01.2021) в YouTube появилось несколько танцевальных "Аквадискотек", созданных на фоне кадров фильма. Ложная эйфория превращает все политические проблемы в эстрадизированный стёб, который на реальных протестных митингах-гуляниях переходит в спонтанные музыкальные флешмобы. Вполне закономерно, что власть имеет серьёзные планы постепенно прикрывать те или иные веб-ресурсы и веб-контент, в том числе музыкальный, "расшатывающий" государственность.

Академические музыканты особой политической активности в медиасреде не проявляют. Февральское открытое коллективное письмо в Facebook с требованием освободить всех политзаключенных, инициированное в 2021 году живущим в Германии скрипачом Михаилом Нодельманом, вряд ли можно отнести к своевременной и значимой протестной петиции, за которой последует хоть какой-то резонанс, в том числе с музыкальной стороны. Тут можно обратить внимание на всемирно известного пианиста Андрея Гаврилова, живущего в Швейцарии и по-новому интерпретировавшего сюжеты классики в своих онлайн-уроках. Нет, это не открытый протест в Интернете. Это интеллектуальный демократический личностный подход к философскому анализу категорий свободы, доброты, разума. Вот так, например, выглядит настоящее современное "русское зло" в "Бабе-Яге" Модеста Мусоргского:

Протестовать музыкантам-резидентам изнутри любого авторитарного государства и показывать свою гражданскую позицию, очень затруднительно. Можно либо уезжать, либо молчать, либо соглашаться с существующим политическим режимом. Неслучайно, что открытые возмущения чаще происходят из мест, до которых репрессивному механизму трудно добраться. Эмиграция активно протестует, поёт и вещает. К примеру, из США с 2020 года (отложив в сторону творческое сотрудничество с олигархами) на своём интернет-видеоканале "бастует" Макс Покровский в жанре патриотического марша ("Молчание ягнят"), а опальный музыкальный критик Артемий Троицкий с 2015 года выступает на эстонском русскоязычном телеканале ARU TV.

Однако довольно смелые и, главное, удачные творческие медиапроекты возникают и внутри, например, Российской Федерации. Так, можно отметить видеоклип режиссёра Павла Бардина на песню рэпера Лигалайза "Застой 2.0" (2019). На ночном футбольном стадионе происходит фантэзийное столкновение безликих чёрных полицейских с дубинками и балерин в белоснежных пачках и пуантах. Последняя из служительниц Терпсихоры сумела прорваться сквозь силовиков, но, убегая, получила пулю в спину. Убита последняя гражданственность, убита художественная свобода, убито свободное искусство.

Явное неприятие идей российского государства в последнее время ярко прослеживается в творчестве многих панк-групп, к примеру, в песнях уфимской группы Lumen, подмосковной группы "Порнофильмы", питерского рэпера Оксимирона или рэпера Хаски из Улан-Удэ. Московские феминистки Pussy Riot устраивают хулиганские флешмобы и молебны то на крышах спецприёмников, то в храмах, призывая Богородицу прогнать вождя, за что в 2012 году получили реальные уголовные сроки2. Кстати, в этом же году осуждённые участницы получили "Премию мира" имени Джона Леннона, присуждаемую защитникам прав человека и мира.

2 В 2018 году ЕСПЧ обязал Россию выплатить трём участницам Pussy Riot 48 000 € компенсации по делу о панк-молебне (см. здесь).

Однако не менее интересными продуктами Pussy Riot являются разговорные (блоггерские) видеоролики и песенные видеоклипы. В день октябрьской революции — 7 ноября 2011 года — вышел первый клип группы ("Освободи брусчатку"), и эту дату группа считает днём своего рождения [2]. Несомненно, данный коллектив — это уже целенаправленный политический проект (вероятно, самый громкий3), с определённым мировоззрением о необходимости вывести страну из политического кризиса, установить свободу мышления и творчества. Поэтому упор сделан не на музыкальную составляющую (которая здесь вообще минимальна), а на политические речи, произносимые под музыкально-звуковые "петли". Видеоряд чаще смонтирован из документальных съёмок хулиганских флешмобов участниц группы в общественных местах.

3 Неслучайно, что даже композиторы академического плана мгновенно стали тиражировать тексты Pussy Riot в своих опусах, как, к примеру, это можно видеть в конкурсной работе И. Демуцкого "Последнее слово подсудимой", транслируемой из Болоньи 02.08.2013 итальянским телеканалом Rai 3. Интонационно "изуродованный" классическим вокалом смысл текста речи участницы современной панк-группы в явно малоталантливой и "второсортной" арии для меццо-сопрано с оркестром был помещён в "нафталиновую" музыкальную среду (имеется в виду и форма, и оркестровка, и фактура, и ритмомелодические структуры) и стал неэффектным, неинтересным, совершенно политически не протестным.

Хотя, надо отметить, у группы есть и студийно снятые песенные видеоклипы. Вот, к примеру, музыкально-политическое видео всемирно известного видеорежиссёра Йонаса Оккерлунда Make America Great Again (2016), в котором осуждаются действия бывшего президента США Дональда Трампа. Главным выразительным средством является резкий контраст между жёсткими садистскими кадрами и лёгким латиноамериканским гитарным наигрышем:

Новое протестное политико-музыкальное сетевое движение рэперов "сметает" даже главный музыкальный символ государства с "обновлёнными" словами Сергея Михалкова. Хип-хоп-группа из Ростова-на-Дону "Каста" в 2019 году снимает и выкладывает в Сеть ролик, в котором обращается к действующему президенту и предлагает альтернативный вариант: Мы много раз слышали государственный гимн России, как и все. Но он не вызывал у нас серьёзного и сильного чувства, которое, по идее, должен. И мы написали свой, который такие чувства вызывает... Конечно, это не торжественная ода. Можно сказать, что это трагический рэп-гимн всему нашему настоящему, второй раздел которого, начинающийся в параллельном мажоре, несёт надежды на светлое будущее. Сброшены пустые слова-маски о величии нации, обнажено, кто такие эти "мы":

Как видим, песня была и остаётся главным инструментом музыкального протеста. Теперь это не только пение, но и аудиформат, и видеоформат. При этом они прекрасно могут сосуществовать в городской обстановке. Например, включённая на автомагнитолах музыка подхватывается поющими и/или танцующими протестующими, превращая политический митинг в подобие праздничного гуляния. Шествия в Хабаровске в 2020 году сопровождались пением под включённые аудиозаписи "Хочу перемен!" и даже военной песни "Священная война" Александрова/Лебедева-Кумача. В свою очередь, претензии со стороны правоохранительных органов за танцевальное участие в несанкционированном митинге могут порождать ответную реакцию музыканта в виде видеомузыкального "пикета". Вот так 4 февраля 2021 года поступил в Интернете саратовский рэпер TMNV:

В 2019 году РБК провёл исследование "плей-листов" российских митингов с 1991 года и выяснил, что протестное движение переместилось из области рок-музыки в хип-хоп. Чаще всего в песнях, исполняемых на акциях, пели о коррупции, безысходности, безразличии россиян к своей судьбе, а также неуважении власти к народу [5]. Вероятно, это общемировая тенденция. Можно назвать целую плеяду современных американских рэп-исполнителей (Eminem, Vic Mensa, Kendrick Lamar, Dua Saleh), испанского рэпера Пабло Хаселя, получившего реальный тюремный срок за свою деятельность в Интернете, или песню "Мы — не "народец"!" белорусской группы TOR Band.

В 2020 году самым ярким голосом протестного движения в Таиланде стала рэп-группа Rap Against Dictatorship, которая сняла один из своих клипов прямо во время демократического митинга против узурпации власти правящей хунтой (на территории страны видеоклип "Реформа" заблокирован). Показательно, что рэп основан на транспонированной гармонической последовательности известного траурного марша Шопена из его Второй сонаты для фортепиано. В итоге получается как бы траурное шествие по поводу похорон старого политического режима:

Исследователь Е. В. Фролова справедливо пишет, что проникновение критических настроений в российский рэп постепенно начинается с 2000-х, но широкое распространение этой тенденции наблюдается лишь к концу первого десятилетия XXI века — в начале 2010-х годов. Основные мотивы этих альбомов — недовольство социально-политической ситуацией, недоверие к представителям власти, критика представителей правоохранительных органов и т. д. [6, с. 4-5].

Не яркие запоминающиеся мелодии, а ритмически начитываемые тесты — главное орудие современного протеста, идущего со стороны цифрового искусства. Не революционные маршеобразные хоровые песни, а танцевальный брейк-данс с "рваными" речевыми ритмами сегодня превалирует в творчестве эстрадных музыкантов, выражающих свой политический протест. Марш предполагает хождение строем, а танец хип-хопа склонен к свободным асинхронным импровизациям. Скорее всего, в этом и скрыт эволюционный ход музыкального протеста, произошедший за 100 лет истории. Кроме того, исходя их того факта, что именно рэперы сегодня особенно гонимы государствами, следует вывод о том, что автократия больше боится не маршей и хождений, а свободных речей рэп-музыкантов в Сети.

В пункте ж) Перечня поручений по итогам заседания Совета по реализации государственной политики в сфере защиты семьи и детей, утвержденного 14.10.2019, президент России поручил создать на базе некоммерческой организации координационный центр по организации производства контента, направленного на духовно-нравственное воспитание молодёжи, и его распространения в сети "Интернет" (ответственный Медведев Д. А.) [7]. Эти и аналогичные действия власти направлены на то, чтобы хоть как-то "приручить" свободолюбивую молодёжь. Ближайшая история покажет, получится ли у государства ограничить распространение протестной песенной информации, "обуздать" новые интернет-технологии или использовать их в своих целях.

И не надо думать, что такой ситуации в истории протестной музыки ещё не было. Если вспомнить рок-музыкантов эпохи перестройки, то нередко они "работали" в прямой связке со структурами КГБ [1]. Да и явная конформистская сущность рок-музыкантов того времени позднее ярко проявилась в 1996 году, когда за большие деньги они ринулись в концертные туры "Голосуй, или проиграешь" предвыборной кампании Бориса Ельцина (Nautilus Pompilius, "Агата Кристи", Борис Гребенщиков, Андрей Макаревич и мн. др.). Вполне естественно, что Егор Светлов ("Гражданская оборона") в то время, наоборот, примкнул к национал-большевистской партии и придерживался коммунистических взглядов. К аналогичным выводам приводит наглядное критическое видео-исследование 2020 года журнала "Вестник бури" (см. здесь).

С философской и экономической точки зрения, представленной, например, Ги Дебором и Раулем Ванейгемом, конформистская сущность рок-музыкантов эпохи перестройки не столь прямолинейна, так как капиталистическое общество всегда функционирует в особой форме "общества спектакля", в котором акцент потребления сдвигается с физических объектов на культурно-духовные ценности, а любая политическая борьба постепенно превращается (рекуперирует) в товар под названием "зрелище", утерявший своё изначально революционное содержание. Подлинный протест в искусстве (в том числе протест политический) выхолащивается и становится ложным, сценическим спектаклем. С тактической и социальной стороны, государственные структуры, в отличие от независимых музыкантов, блестяще используют исторический опыт и направляют художественные течения в "нужное" им русло, делают образ вещи дороже самой вещи. Артисты всегда были разменной монетой в играх то "империализма", то "пролетариата", то "демократии".

Что случится с протестной рэп-музыкой, станет ли она очередным товаром буржуазного общества, как это стало с рок-музыкой в эпоху телевидения, — это предмет уже следующего исследования. А пока — всё ещё относительно независимый медиамузыкальный политический рэп-протест в Интернете за свободу, прогресс и справедливость — существует и продолжается.

Список литературы

  1. Андрющенко Э. КГБ-рок. За созданием легендарного Ленинградского рок-клуба стояли органы госбезопасности // МЕДИА ЗОНА. 04.09.2020. URL: https://zona.media/article/2020/09/04/kgbrock (дата обращения: 12.03.2021).
  2. Глазко Л. Интервью с Pussy Riot // Пабликпост. 18.11.2011. URL: http://publicpost.re/elections/blog/id/1284/ (дата обращения: 20.11.2011).
  3. Жизнь // Энциклопедический словарь: В 86 т. (82 т. и 4 доп.). Дополнительный Т. IА: Гаагская конференция — Кочубей. СПб.: Ф. А. Брокгауз и И. А. Ефрон, 1905. С. 753.
  4. Пружанский А. М. Отечественные певцы, 1750-1917: Словарь: В 2-х ч. Ч. 1. [А—П]. М.: Сов. композитор, 1991. URL: http://slovari.yandex.ru/~книги/Отечественные%20певцы/Миронов%20Николай%20Николаевич (дата обращения: 14.08.2014).
  5. Сапронова Ю., Тарсенко Е., Янаев Д. и др. От Летова до Face: кто выступал на митингах в России и о чём они пели // РБК. 27.09.2019. URL: https://www.rbc.ru/society/27/09/2019/5d8b33b79a7947c837aefe6d?utm_source=tw_rbc (дата обращения: 12.03.2021).
  6. Фролова Е. В. Рэп как форма социально-политической рефлексии в современной российской культуре (2009–2013 гг.). М.: Изд. дом ВШЭ, 2015. 52 с.
  7. http://www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/61841

References

  1. Andryushchenko E. KGB-rok. Za sozdaniem legendarnogo Leningradskogo rok-kluba stoyali organy gosbezopasnosti. In MEDIA ZONA, 2020, September 04. URL: https://zona.media/article/2020/09/04/kgbrock (accessed: 12.03.2021). (In Russian).
  2. Glazko L. Interv'yu s Pussy Riot. In Pablikpost, 2011, November 18. URL: http://publicpost.re/elections/blog/id/1284/ (accessed: 20.11.2011). (In Russian).
  3. Zhizn'. In Entsiklopedicheskiy slovar': V 86 t. (82 t. i 4 dop.). Dopolnitel'nyy T. IA: Gaagskaya konferentsiya — Kochubey. Saint Petersburg: F. A. Brokgauz i I. A. Efron, 1905. p. 753. (In Russian).
  4. Pruzhanskiy A. M. Otechestvennye pevtsy, 1750-1917: Slovar': V 2-kh ch. Ch. 1. [A—P]. Moscow: Sov. kompozitor, 1991. URL: http://slovari.yandex.ru/~knigi/Otechestvennye%20pevtsy/Mironov%20Nikolay%20Nikolaevich (accessed: 14.08.2014). (In Russian).
  5. Sapronova Yu., Tarsenko E., Yanaev D. i dr. Ot Letova do Face: kto vystupal na mitingakh v Rossii i o chem oni peli. In RBK, 2019, September 27. URL: https://www.rbc.ru/society/27/09/2019/5d8b33b79a7947c837aefe6d?utm_source=tw_rbc (accessed: 12.03.2021). (In Russian).
  6. Frolova E. V. Rep kak forma sotsial'no-politicheskoy refleksii v sovremennoy rossiyskoy kul'ture (2009–2013 gg.). Moscow: Izd. dom VShE, 2015. 52 p. Andryushchenko E. KGB-rok. Za sozdaniem legendarnogo Leningradskogo rok-kluba stoyali organy gosbezopasnosti. In MEDIA ZONA, 2020, September 04. URL: https://zona.media/article/2020/09/04/kgbrock (accessed: 12.03.2021). (In Russian).
  7. http://www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/61841. (In Russian).

УДК 82.225 + 681.84 + 7.096

Библиографическая ссылка:

Яндекс.Метрика

Лицензия Creative Commons